ЗАМЕТКИ СТАЙЕРА

Author: admin

Владимир КУЦ, двукратный чемпион XVI Олимпийских игр
Чем дальше отходили в прошлое XVI Олимпийские игры, тем все больше ярких черточек, казалось, вовсе не замеченных раньше, возникало в памяти. Так наступил момент, когда я как бы снова оказался в Мельбурне, снова увидел австралийскую весну в ноябре, весну человеческих отношений в разгар самой острой спортивной борьбы, снова увидел теплые улыбки незнакомых людей и хорошо знакомых мне соперников.
Видимо, столь велико было нетерпение, с которым я ждал встречи с ними на беговой дорожке, что я мог думать только о них, оставляя за пределами своего внимания все то, что прямо к этому не относилось. Но теперь я смотрю на пережитое как бы другими, более спокойными и зоркими глазами.
В течение многих лет мировые рекорды в беге на 5 и 10 тысяч метров принадлежали спортсменам только одной страны — Финляндии. Колехмайнен, Нурми, Лехтинен, Ритола и их ученики от года к году, как эстафету, передавали друг другу рекорды. В конце концов многим стало казаться, что в других странах для них нет и не может быть конкурентов. Более того, нашлись такие знатоки, которые пришли к выводу, что сами стайеры Финляндии уже почти исчерпали все возможности для увеличения скорости бега, что они подходят к преде*у человеческие сил. Но вот в 1942 году, спустя тридцать лет после того, как Колехмайнену удалось установить гегемонию финских бегунов на дистанции 5 тысяч метров, шведский бегун Хэгг показал новый мировой рекорд — 13 минут 58,2 секунды. А через семь лет был положен предел и превосходству финнов в беге на 10 тысяч метров: Эмиль Затопек зачеркнул результат последнего финского рекордсмена, Хейно, с тем, чтобы весной 1954 года расправиться и с результатом Хэгга. Read the rest of this entry »

ДВЕ ОКИ

Author: admin

Река Ока, Но не эта, — Другая река, В другой части света.
Кругом тайга, Глухи берега,
Угрюмы воды. А эта Ока Далека-далека, Как детства годы.
В дали своей Течет, мелея. Она и теплей, И теплей, и светлей, И куда милее.
И весь он мил До малой приметы Тот край, тот мир, Обжитый, угретый, В песнях воспетый.
В пойме Оки — Луга, ивняки; Повыше — нивы; В селе, в городке Сбегают к реке Вишни, сливы.
Ее берега
Светлы, привольны. А тут — тайга, Тайга и тайга В притеми хвойной.
У этой реки В глубине Сибири, У этой Оки, Безвестной в мире, Всего и есть Вся ее слава И вся ее честь — Пора лесосплава…
Так мало людей В стране огромной, Кто бы о ней, Как о родной, вспомнил.
О родной реке, Сибирской Оке,
Полноводной, могучей, Что шумит вдалеке, В иркутской тайге, Под береговой кручей.
Чтоб в иной стороне Теплее стало, Как нынче мне При мысли о старой Оке, чьи воды От этой реки Далеки-далеки, Как детства годы…

СИБИРСКАЯ ЗЕМЛЯ

Author: admin

Тайга, река, откосы гор, По хвойной тьме — березы проседь. И всё кругом — как бы укор Из давней давности доносит…
Земля пробитых в глушь путей И молодых огней и дымов, Как мало знала ты людей, Кому была б землей родимой.
Кому была бы той одной, Что с нами в радости и в горе, Как юг, как степь душе иной, Как мне навек мое Загорье.
Кто с детства эти берега Своими вымерял стопами, Кому была бы дорога, Мила до гроба эта память.
Нет, где уж там! Скорей забыть Места, где жизнь была задачей Тот срок отбыть иль рубль добыть И вспять податься — не иначе.
Недоброй славы край глухой. Закат над лиственничным бором. Ушел тот век, настал другой, Но ты — всё ты с твоим укором,
С твоей застывшею тоской, С угрюмой ревностью исконной К местам, сманившим род людской Добром земли своей зеленой,
Где воды тише и теплей, Леса светлей, доступней горы И под навесами аллей Цепочкой входит город в город;
Где все углы заселены И поколеньями угреты, А до тебя, как до Луны Или еще какой планеты.
К тебе как будто нет дорог И поездов обыкновенных, Хоть ты не так уже далек От этих мест благословенных.
Во много раз ты ближе стал С тех пор, как трассой проторенной Твой лес, твой уголь и металл Идут на запад утепленный;
С тех пор, как полной мерой дань Страна твоей приносит славе, Но ты, былая глушь и даль, Еще питать ту ревность вправе.
И я скажу: в твоей судьбе С ее угрюмостью студеной, Чего недодано тебе — Так это песни, здесь рожденной!
Что из конца прошла б в конец По всем краям с зазывной силой И с миллионами сердец Тебя навеки породнила.
Мне честь была бы дорога И слава — не товар лежалый, Когда бы хоть одна строка В той песне мне принадлежала.

О климате

Author: admin

Знаменитый наш ботаник и селекционер Лютер Бёрбанк, который жил и развел свой изумительный сад по соседству с нами — в городе Санта-Роса,— писал:
«Я твердо- убежден, что в природном отношении этой край — наилучший из всех, которые я видел на земле. Климат здесь неизменно превосходный. Все время словно стоит весенний день».
Надо сказать, что политический климат этих мест оказался менее постоянным. В середине 30-х годов здесь бушевал дикий террор против трудового люда. Газета «Санта-Роса пресс демократ» напечатала в те времена на первой странице отчет о «ночи расправ» с обнищавшими фермерами, которые попытались организовать союз. Автор статьи с гордостью рассказывал о том, как толпа вооруженных «виджилянтов» к которым он принадлежал сам, выбрасывала организаторов фермерского союза из их домов, зверски избивала, волокла по улицам Санта-Роса и в конце концов выгнала вместе с семьями из города.
Теперь «климат» несколько иной. Профсоюзы сейчас признанный институт в городской общине, и профсоюзных организаторов не травят больше открыто как «коммунистических агентов». Недавно в Санта-Роса был заснят фильм «Центр бури», героиня которого, библиотекарша, отказывается изъять из местной библиотеки «коммунистическую литературу». Мы с семьей смотрели в кинотеатре в Санта-Роса этот фильм. Многие из зрителей встретили финал картины аплодисментами. «Санта-Роеа пресс демократ» напечатала весьма сочувственный отзыв о картине, а заодно интервью с библиотекаршей местной общественной библиотеки. Она сказала, что люди вправе читать то, что им нравится.

Картинки из жизни

Author: admin

Разговор в кафе

Однажды я разговорился с одним человеком, сухопарым, мрачноватым, с какой-то удивительной манерой бесконечно растягивать слова. Он поведал мне, что лучшее времяпрепровождение для него — охота. Я посоветовал ему побродить по лесу, который начинается позади нашего дома. Назавтра он пришел к нам и сказал, что в лесу действительно много следов зверя. Мы предложили ему чашку кофе.
Помолчав, он спросил меня, чем я занимаюсь. Я ответил.
—    Ага, значит, вы писатель? — заметил он, растягивая слова.— Вот оно что… Послушайте, я знаю одну историю, из нее можно сделать хорошую книгу. Ее прочитала бы целая куча людей. Я-то сам не умею писать книг. Но могу рассказать эту историю вам, а вы уж напишете, как надо.
Я поинтересовался, что это- за история. Read the rest of this entry »